ЗВЕРОФЕРМЫ — ТЮРЬМЫ ДЛЯ ПУШНЫХ ЗВЕРЕЙ

Лисы, норки, еноты живут в тесных клетках с решётчатым полом, который режет их лапки в кровь. Единственное их занятие -ходить взад и вперёд, пытаясь избавиться от скуки и стресса

Эти зверьки не могут ни карабкаться, ни рыть землю, ни купаться, в то время как в природе норки и другие животные проводят много времени в воде или на берегу. На фермах они содержатся по двое, трое или даже четверо в маленькой клетке. Воздух, которым дышат эти животные, отравлен постоянными испарениями фекалий и мочи, собирающимися под клетками. В результате у них развиваются невротические состояния, они сами себя царапают, грызут, находясь в постоянном перевозбуждении, либо впадают в апатию. Гигиенические условия зачастую невыносимы: чистка клеток и помёта производится символически и совершенно недостаточна, некачественная еда вызывает всевозможные болезни. К этим жалким условиям добавляется «подобающее» обращение. Эти звери всего лишь безликие единицы, находящиеся в пожизненном заключении на фабрике смерти.
Летом, животным, содержащимся на фермах, особенно тяжело. В большинстве помещений, где содержатся норки, крыши не теплоизолированы. Таким образом они могут производить эффект духовки. Около 10% животных умирают от жары. Таким образом, сотни тысяч норок, лисиц, бобров, шиншилл и других животных сначала страдают от тошноты, затем, изнурённые пеклом, умирают.
Для убоя животных используются самые жестокие методы. Например, пропускание тока через задний проход или через половые органы. Будучи в полном сознании, животные получают сердечный приступ и испытывают невыносимую боль. Другие методы убоя включают также отравление газом, инъекции яда, перелом черепа и удушение. Иногда животных только оглушают и с ещё живых сдирают шкуры.
В США был разоблачён фермер, который умерщвлял
норок, вкалывая им в сердце инсектицид (препарат для уничтожения насекомых-вредителей). При использовании этого жесточайшего метода животное, прежде чем умереть, до 10 минут бьётся в судорогах.
Не слишком ли большую цену мы платим за ношение мехового пальто, на котором даже при небольшом воображении можно увидеть пятна крови?
Получение меха также загрязняет окружающую среду, так как для выделки шкур и их сохранности используются вредные химикаты.
Мех стал символом роскоши, а не средством для защиты от холода. Нас прекрасно согревают шубы из искусственного меха и тёплые пальто, а изделия из кожзаменителя не уступают по красоте и элегантности изделиям из натуральной кожи.
В цивилизованных странах спрос на натуральные меха за последние годы резко снизился. В Швейцарии, например, цены на меховые пальто упали на 75%, в Голландии — на 90%, а в Великобритании 8 из 10 человек выступают против ношения меха.
Норка, подаренная женщине, стоит очень дорого. Она стоит тысячи рублей, она стоит тысячи криков, она стоит тонны страданий и отчаяния, она стоит километры шкур, выпотрошенных человеческой рукой. Если бы каждая женщина, накидывая свою меховую шубу, слышала крик страдания и боли пойманного животного, часами пребывающего в агонии или отгрызающего себе зажатую в тиски лапу, если бы она чувствовала под своими пальцами хруст суставов пойманного животного, которого добивает охотник, видела, как перед ней разворачивается картина жизни созданий, которые остались инвалидами после своего плена, возможно, что отпала бы необходимость писать эту листовку.
Пусть Ваше сердце откликнется на страдания. Пожалуйста, откажитесь от ношения меха и агитируйте других присоединяться к Вам.

Капкан — машина смерти
Меню